Главная страница

Защита активов

Тайна — лучший защитник

Как защитить ценный актив: дорогую недвижимость или крупную компанию? Его самое уязвимое место — владелец, физическое лицо. На него легко оказать давление, а «добровольная» передача актива будет выглядеть абсолютно легально. Лучше всего бережет тайна, поэтому информация о хозяевах актива не должна разглашаться, а их имена необходимо убрать из реестра собственников. 

Владельцем актива становится иностранная компания, зарегистрированная в такой юрисдикции,  которая не выдает сведения об учредителях и собственниках.

Кроме тайны появляется дополнительный уровень защиты: нерезидент, владеющий собственностью на территории РФ, подпадает под закон о защите иностранных инвестиций, а в случае конфликта дело будет рассматриваться не в российском, а в международном суде, где шансы на решение в пользу собственника значительно возрастают.

Поскольку изначально собственник известен, необходима процедура отчуждения прав на недвижимость или компанию в пользу нерезидента, например, купля-продажа, передача залога за невозврат займа и т.л.

Риски

У крупных компаний есть и другие риски: корпоративные конфликты за собственность и недвижимость, в том числе с государством. Кроме сокрытия русского владельца можно снизить вероятность отъема через введение в уставные документы более сложных процедур принятия решений директорами и акционерами, а так же дополнительными требованиями к формализации и верификации лиц, принимающих решение.

Например, можно ограничить полномочия директора тем, что для определенных сделок требуется письменное согласие акционеров. Акционером выступает зарубежная компания, контролируемая собственником. В этом случае некоторые сделки за подписью директора могут быть оспорены как недействительные.

То же самое касается ситуаций, когда подпись директора может быть подделана. Чтобы избежать этого риска, можно включить в устав требование о личном присутствии на собраниях и запрет на принятие решений по доверенности.

Существует порядка двух десятков аналогичных процедур, снижающих известные риски и делающие недобросовестный отъем компании слишком сложным, а шансы на успешное завладение активом — крайне низкими. Актив может стать просто неинтересным для захватчиков.

Еще один аспект риска: вероятность того, что добросовестность приобретения того или иного актива будет оспорена в суде. Чтобы исключить такой сценарий, проводится ряд сделок через промежуточные  компании, часть из которых в последствии ликвидируется. Таким образом будет невозможно проследить цепочку к окончательной сделке, где приобретатель по всем документам представляется как добропорядочный покупатель.

Дополнительно можно использовать такие инструменты, как залог компании, залог имущества под какие-то обязательства, например под займ. Дополнительно в уставе можно прописать права залогодержателя на ряду с другими правами собственника, чтобы они были преобладающими в корпоративных процедурах.

Решения

У нас есть несколько ноу-хау, которые мы используем в основном для заграничных компаний. Они позволяют  защититься от подделывания подписи или паспорта бенефициария, прописывая специальные процедуры персональной верификации и ответственности за это различных зарубежных инстанций по корпоративным делам.

В качестве примера приведем следующую конструкцию:

Российская компания, над ней — промежуточный холдинг из Кипра, над ним — компания на Британских Виргинских Островах (БВО).

Если идти сверху вниз:

  1. Компания на БВО, в ней акционером является физическое лицо (из реестра ВБО нельзя получить данные о физических лицах, поэтому  клиент может быть акционером).
  2. Руководит компанией номинальный директор, и для решения, скажем, о продаже недвижимости, принадлежащей дочерней российской компании этого холдинга, ему требуется письменное согласие акционера, то есть реального владельца.
  3. Акционер дает согласие, но эта бумага остается в архиве компании на БВО.
  4. В свою очередь компания на БВО сообщает кипрской компании, акционером которой является, что кипрская компания авторизована продажу недвижимости.
  5. В архиве кипрской компании остается резолюция компании с БВО, подписанная номинальным директором. Никаких упоминаний о реальном владельце уже нет.
  6. Кипрская компания, получив эту резолюцию, дает свою резолюцию акционеров, подписанную таким же номинальным директором кипрской компании, уже в российскую компанию.
  7. Эта резолюция ложится в архив российской компании, которая, получив от кипрской головной компании согласие на продажу недвижимости, заключает сделку.
  8. Если кто-то захочет проверить, авторизован ли директор российской компании на эту сделку, он получит из архива согласие от кипрского акционера на продажу по определенной цене.

В итоге сведений о физическом лице, владеющим бизнесом, нет сведений ни в России, ни на Кипре.

Заявка на консультацию
Как вас зовут?*:
Ваш телефон*:
Ваш e-mail:
Опишите вкратце имеющиеся вопросы*: