Главная страница
close
search icon

Кошелек для Родины: какие риски грозят владельцам зарубежных финансовых активов

29
Статья опубликована на сайте Forbes (10.09.2021)

Сергей Нестеренко 

В 2021 году россияне впервые должны были отчитаться не только о своих счетах в банках, но и о счетах у брокеров и иных агентов финансового рынка. А с июля вступили в силу поправки к закону о валютном регулировании, обязавшие сообщать еще и о платежах через электронные кошельки, причем штрафы только за неподачу отчетности могут достигать 40% от суммы поступлений. Как владельцам таких активов учесть все новые риски, рассказывает старший советник Hill Consulting Сергей Нестеренко

Борьба за прозрачность

Начиная с 2015 года кампания по деофшоризации российской экономики была направлена в первую очередь на выявление у россиян контролируемых иностранных компаний (КИК). В первый год отчетов по КИК, в 2017 году, было задекларировано более 10 000 из них. В дальнейшем новых уведомлений стало гораздо меньше. Видимо, желающие отчитались, а часть клиентов закрыли свои компании из-за ужесточения требований к ним и в России, и по месту регистрации, а также в зарубежных банках. Кто-то переоформил компании на живущих за рубежом детей, кто-то просто переехал за рубеж и перестал быть налоговым резидентом России. По итогам 2019 года свои КИК задекларировали лишь немногим более 500 человек. 

Логично, что в этих условиях власти обратили внимание на другие виды зарубежных активов россиян и возможные незадекларированные доходы от них. 

О зарубежных банковских счетах россияне отчитываются уже шесть лет, а с 1 января 2020 года появилась обязанность уведомлять налоговую инспекцию не только о счетах в банках, но и в «иных организациях финансового рынка» (ИОФР). В валютном законодательстве они определены как организации, имеющие право привлекать и размещать денежные средства или иные финансовые активы для хранения, управления, инвестирования или осуществления иных сделок в интересах клиентов. Под это широкое определение попадают брокеры, платежные системы, страховые компании, инвестиционные компании и фонды. Наибольший интерес из них для налоговых органов представляют, конечно, зарубежные брокеры и платежные системы (ПС). Первые — из-за потенциально высокой по сравнению с банковскими депозитами доходностью (и налогами), а вторые — из-за относительно легкого открытия счетов и неучастия большинства ПС в автообмене налоговой информацией между странами. Счета в платежных системах в последнее время заменили российским предпринимателям расчетные счета в иностранных банках, открыть которые стало практически невозможно.

С 1 июля требования валютного законодательства были распространены и на платежи через иностранные электронные кошельки без открытия счета. Это тоже понятно: во-первых, такими платежами пользуются многие небольшие бизнесы, фрилансеры, а также мигранты, работающие и постоянно проживающие в России. Во-вторых, это естественное расширение перечня контролируемых зарубежных счетов и активов. Дальнейшее развитие этого процесса — это ожидаемая со следующего года отчетность по движению ценных бумаг, а затем и по криптовалютным операциям — законопроект об этом уже прошел первое чтение в Госдуме.

Что запрещено, а что нет 

Закон разрешает гражданам любые операции по банковским счетам в странах, которые поддерживают режим автоматического обмена налоговой информацией с Россией, и, наоборот, запрещает практически все, если страна в автообмене не участвует. Что же касается счетов в ИОФР, то операции по ним разрешены, даже если страна счета и не поддерживает автообмен, как, например, США и Великобритания. Однако разрешение это введено не федеральным законом, как для банковских счетов, а указанием Банка России. Без такого указания зачисление, скажем, дивидендов или доходов от продажи ценных бумаг на брокерский счет в американской или британской компании, было бы нелегальной операцией.

Ряд общих запретов валютного законодательства остается и для брокерских счетов, и для счетов в платежных системах (электронных кошельках). Прежде всего это валютные переводы между счетами резидентов, проживающими в России более 183 дней в году. Второе и несколько неожиданное — это невозможность вывода собственных средств, например, со счета американской брокерской компании на личный счет также в США: такие поступления не значатся в списке разрешенных для стран, не участвующих в автообмене. 

Кроме того, запрещенными валютными операциями являются теперь электронные платежи в счет оплаты товаров, услуг и результатов интеллектуальной деятельности, а также в рамках внешней торговли. Штраф — до 100% от суммы.

Российские граждане, находившиеся на территории России менее 183 дней в году, от обязанности подавать отчеты по зарубежным счетам освобождаются. Также отчет можно не подавать, если счет находится в одной из стран ЕАЭС (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия) или в стране, участвующей в автообмене с Россией, при условии, что обороты за год или остаток на счете не превышают эквивалент 600 000 рублей. 

Основные риски 

  1. Можно просто по ошибке на задекларировать счета в ИОФР. Многие не думают о том, что теперь надо сообщать о счетах, скажем, в страховых компаниях или инвестиционных фондах, в зависимости от их структуры. Другие считают, что раз большинство брокеров и платежных систем пока не участвует в автообмене, то и отчитываться по ним не надо. При этом многие клиенты отправляют деньги на брокерские счета из российских банков, и это легко проследить.
  2. Отсутствует устоявшаяся терминология, разъяснения или правоприменительная практика по «иным» счетам, а также подзаконный характер разрешения операций по ним. Если завтра ЦБ решит изменить свое указание относительно таких счетов, то у вас не будет времени подготовиться к возможным ограничениям или запретам.
  3. Термина «электронные кошельки» просто нет в законе. По смыслу имеются в виду переводы, при которых не открывается счет ни в банке, ни в самой системе электронных платежей, как это происходит, например, в Western Union или WebMoney. Однако буквальная формулировка «переводы без открытия банковского счета» может ограничивать и использование платежных систем типа PayPal или Payoneer, где клиентам открываются индивидуальные счета, аналогичные банковским. Но это не счета в банках, и такие переводы попадают под определение выше. С другой стороны, многие европейские ПС предоставляют клиентам прямые номера счетов — IBAN (International Bank Account Number). Пока неясно, являются ли переводы с их помощью переводами «без открытия банковского счета», коммерческое применение которых теперь запрещено законом. 
  4. Некоторые ПС могут закрыть существующие счета или уже перестали принимать клиентов из России. А те, кто принимают, не оформляют карты или не высылают их на российские адреса, хотя карты зарубежных платежек и разрешены к приему в России, в отличие от переводов. 
  5. ЦБ уже внес ряд иностранных брокеров в свой черный список, но и брокерские компании могут, со своей стороны, ограничить работу с клиентами из России. Некоторые российские банки уже начали ограничивать переводы в адрес финансовых организаций из списка ЦБ. И, наоборот, может случиться, что российский банк не примет ваши средства при попытке вывести их в Россию.

Надо также проверить, нет ли у вашего брокера, если он из страны вне системы автообмена, еще и банковской лицензии. Например, швейцарский брокер Swissquote — это банк. К счастью, а для кого-то, возможно, и к несчастью, Швейцария одной из первых начала обмениваться информацией с Россией, и все операции в этом банке разрешены. Но если страна вдруг выйдет из автообмена, все поступления на ваш счет станут нелегальными. На сайте того же Swissquote, если зайти на него с российского IP, специально для клиентов из России указано, что они ведут бизнес с банком на свой страх и риск.

Но если страхи большинству российских бизнесменов, накопивших активы в лихие 90-е, неведомы, то риски с каждым годом оценивать все сложнее. 


Об авторах

Сергей Нестеренко, Ph.D., MBA

директор по развитию бизнеса

Hill Consulting

СН фото new.png

наверх

Используя этот сайт, Вы даете согласие на использование cookies.

ОК